Анатолий Павлович Злобин. Голосили канистры




Сергей Николаевич (СН) появился в кабинете ровно без одной минуты девять. В кабинете все было как обычно: сверкала аппаратура и квадратура, гибко извивались синусоиды и аденоиды, голосили транзисторы и канистры, сияли лазары и квазары. На стене висел портрет Главного Конструктора. И все же Сергей Николаевич тотчас заметил наметанным руководящим взглядом: чего-то не хватало в кабинете. СН почувствовал легкую тревогу. Указатели дошли до девяти. Защелкали, запели часовые агрегаты и гетеры. В кабинете появился первый помощник Павел Петрович (ПП). Все было как всегда. А тревога росла.
- Доброе утро, СН, - сказал ПП. - Какие будут указания на сегодняшний день в связи с наступающим Новым годом?
СН привычно глянул на плоскость стола и в ту же секунду ахнул от ужаса.
Так и есть!
На столе не хватало указаний!
Маленький такой белый листик с указаниями, исходящим номером и подписью - но ведь без него как без рук, больше того - без головы. Плоскость стола сверкала как твистрон и была чиста.
Такого еще не случалось за все эти годы!
- Какие будут указания? - повторил ПП.
- Указания? - переспросил СН. - Где же они?
ПП удивился:
- Разве их там нет?
- Так что же нам теперь делать? - спросил СН.
Но ПП уже овладел собой:
- Прошу дать мне указания, что мне делать, я буду исполнять.
Колебались резонаторы и аккомодаторы, порхали синхрофазотроны и фазаны, шуршала телеметрия и телепатия.
А указаний не было!
Зазвонил телефон. СН с надеждой схватился за трубку. Но это был всего-навсего Никифор Никифорович.
- Доброе утро, СН - НН приветствует, - говорил НН, нижестоящий начальник. - Как семья? Детишки?
- Ты мне семьей голову не морочь, - ответил СН, среднестоящий начальник, медленно накаляясь до пределов анигиляции. - Как работа?
- Работа кипит на всех параметрах, - бодро отвечал НН. - Тут только небольшая неувязочка получилась. От вас не поступало никаких указаний по встрече Нового...
СН уже накалился...
- Распустились, волю вам дали. Так дальше не пойдет, я этого не потерплю. Указания спущены Межведомственным Стимулятором, исполнять их надо, а не бездельничать. Вечером доложить.
- Виноват, СН. Вы, конечно, спустили нам, но мы не... Вот я и говорю: неувязочка. Может, вы дадите устное указание, СН? Под вашим замечательным руководством...
- Ладно, я проверю. Сейчас тут у меня народ: небольшое, срочное... Так что звони, не стесняйся.
СН бросил трубку и снова поглядел на ПП:
- Выходит, у них тоже нет указаний. Что же теперь делать?
ПП преданно молчал.
- А если нам принять к исполнению вчерашние указания? - отважно предложил СН.
- Вчерашние указания нами выполнены на сто один и две десятых процента, - отчеканил ПП. - Вы сами докладывали Василию Никаноровичу об их исполнении.
- Докладывал? - СН задумался. - Значит, вчера указания все-таки были?
ПП тоже задумался:
- Скорей всего, были, раз мы их выполнили.
Светились фиксаторы и фикусы, рождались интегралы и интервалы, поблескивали панели и пандусы, сопела вентиляция, сверкала деградация и конвергенция.
- Придется звонить наверх, - решительно приказал СН.
ПП нетвердой рукой набрал нужный код, с опаской оглядываясь на вспыхивающие пульсары.
- Доброе утро, ВН - СН приветствует, - говорил СН, среднестоящий начальник. - Как семья?..
- Ты мне семьей голову не морочь, - ответил ВН, вышестоящий начальник, медленно накаляясь до... - Как идет?..
- Работа кипит на всех... - бодро отвечал СН. - Только тут небольшая... От вас не поступало никаких...
ВН уже накали...
- Распустились, волю вам да... Так дальше не пойдет, я этого не... Указания спущены Межведомственным... исполнять, а не...
- Виноват, ВН... Вот я и говорю: неувя... Может, вы дадите устное... Под вашим замечательным...
- У меня тут небольшое, сроч...
СН положил трубку и вытер взмокший лоб:
- Похоже, у них на столе тоже пусто. А что, если попробовать работать без указаний? - предложил он ПП.
- Что же мы тогда будем делать? - спросил ПП.
- В самом деле - что? Об этом я как-то не подумал. Какое у нас сегодня число?
- Тринадцатое, СН, - доложил ПП, сверившись по главному календарю с квазиметрическим дыроколом.
- Тринадцатое? Чертова дюжина? - сказал СН, косясь на Стимулятор. - Так я и думал...
Грудилась квадратура и клиентура, мелькали кванты и аксельбанты, манила компиляция и калькуляция, вспыхивали параметры и параграфы.
Снова зазвонил телефон.
- Это снизу! - СН схватился за голову. - Что я им скажу?
Но это звонила ЖС, жена среднестоящая...
- Котик, - запела Жанна Серафимовна в трубку, - я забыла тебе сказать, ты должен купить в буфете килограмм сосисок, только молочных, смотри же не забудь...
СН в сердцах бросил трубку:
- У меня указаний нет, а тут еще сосиски...
- Но это же указание, - убежденно сказал ПП.
- К черту все указания! - СН накалился и бросил карандаш на квазиметрический дырокол. - Чихал я на ваши сосиски. Чихал я на ваши указания!
При ударе карандаша от квазиметрического дырокола отскочила элементарная частица пи-мезон-три-гравитон. Резонаторы тут же засекли появление частицы и передали ее аккомодаторам. Качнулся фикус, сработал фиксатор, зашуршали параметры, запели параграфы. На сверкающий лоток панели выскочила перфораторная лента.
ПП с оживлением подскочил и посмотрел ленту на свет.
- Это указание, - сказал он убежденно.
- Скорей в центральный интегратор! - приказал СН.
Центральный интегратор с урчанием проглотил ленту и перебросил ее на Межведомственный Стимулятор Третьего поколения. Стимулятор издал радостный писк и выплюнул свежую полосу.
Да, это было указание. Исходящий номер один дробь тринадцать. С получением сего вам дается указание: немедленно приступить к работе без указаний. Об исполнении донести, число, подпись, печать - все было как полагается.
- Наконец-то. Так я и знал, что они не посмеют оставить нас без указаний, - с облегчением воскликнул СН и приступил к руководящей деятельности. - Немедленно ввести в действие все ротаторы и топоры, лазеры и мизеры. Размножить данное указание на всех осциллографах и стеклографах. Включить на полную мощность поляризацию и популяризацию. Собрать аппарат для инструктажа и миража: претворим в жизнь величайшую директиву один дробь тринадцать. Этой работы нам до Нового года хватит. Заработаем премиальные и конфиденциальные.
ПП уверенно нажимал кнопки и запонки. Началась перфорация и профанация, интеграция и имитация, реконсервация и стабилизация. Гибко извивались синусоиды и аденоиды, голосили транзисторы и канистры, порхали синхрофазотроны и фазаны, сопела вентиляция, колебалась аннигиляция, мелькали кванты и аксельбанты, компьютеры и адюльтеры. Со стены безмолвно глядел Главный Конструктор.
Играла корреляция.
Работа кипела.

1973
Анатолий Павлович Злобин. Голосили канистры